15 января 2018, Кино Ashgabad.net

«Шоу-бизнес родился из цирка уродов»

558 просмотров
Голосов: 0
0
article2951.jpg

Lenta.ru

 Хью Джекман о сговоре продюсеров, рискованном мюзикле и будущем Росомахи


В прокате идет «Величайший шоумен» Майкла Грэйси, красочный и жизнеутверждающий мюзикл с несколько неожиданным для такого позитивного кино главным героем — Финеасом Барнумом, авантюристом и антрепренером XIX века, создавшим первый в мире цирк уродцев. Сыгравший роль Барнума Хью Джекман рассказал «Ленте.ру» об актуальности своего героя, уместности позитивной интонации в истории про фрик-шоу и дальнейшей судьбе главного персонажа в карьере актера — Росомахи из франшизы «Люди Икс».

 

«Лента.ру»: Это правда, что вы почти 10 лет искали возможность сыграть Финеаса Барнума?

 

Джекман: Да, почти десять лет или около того. Понадобилось немало времени, прежде чем удалось уговорить сильных мира сего — то есть голливудские студии — дать этому проекту зеленый свет. Первые несколько лет мы слышали от них только разнообразные вариации фразы «ни в коем случае».


Почему?

 

Нужно понимать, как оперируют студии! Они стремятся минимизировать риски, и идея мюзикла, основанного на оригинальном материале, в отсутствие, например, успешной бродвейской постановки, более того, на материале биографическом, казалась тем людям, которые отвечают за распределение финансовых потоков в киноиндустрии, мягко говоря, ненадежной. К счастью, постепенно ландшафт в нашем деле претерпел определенные изменения. Во-первых, успех на телевидении самых разных, но чаще всего именно что рискованных с точки зрения сюжетов и стиля сериалов показал, что аудитория готова воспринимать оригинальный контент, а не только ремейки и сиквелы всех мастей. Во-вторых, сам жанр мюзикла в последнее время переживает ренессанс. Нам очень повезло, что полтора года назад на экраны с огромным успехом вышел «Ла-Ла Ленд» — после этого деньги на «Величайшего шоумена» нашлись очень быстро: стало ясно, что никакой это не мертвый жанр и более того, что на нем по-прежнему можно хорошо заработать.

 

Чем вас так интриговала фигура Барнума?

 

Мне всегда казалось, что при всей укорененности его биографии в реалиях и обстоятельствах XIX века Барнум — фигура, до сих пор невероятно актуальная. Даже, может быть, более актуальная сейчас, чем при жизни — он же в самом прямом смысле слова опередил свое время! Ведь если задуматься, то момент, когда Финеас создал свой «Американский музей Барнума», можно считать точкой отсчета для современного шоу-бизнеса, датой его рождения. Да, Барнум не раз с очевидной выгодой для себя обманывал публику, не стеснялся прибегать к мистификациям и уловкам самого разного рода и, в принципе, был фигурой достаточно противоречивой. Но разве нельзя сказать то же самое о любом публичном человеке? О политиках, бизнесменах, людях искусства?

 

Пожалуй.

 

Особенно сейчас, когда вся твоя деятельность оказывается на виду и ничто не может оградить тебя от критики, обоснованной или нет. Мне вот кажется, что в нашем времени Барнум был бы как рыба в воде — он ведь и в XIX веке уже жил так, как приходится современным антрепренерам и продюсерам, а под огнем общественного порицания оказывался даже чаще их. Вообще, если бы он жил сейчас, то думаю, ему было бы самое место в Кремниевой долине. Мне он очень напоминал людей вроде Илона Маска или Стива Джобса — антрепренеров, которые добиваются успеха, осознанно отказываясь идти на поводу у публики, вместо этого предпочитая плыть против течения. Меня такие личности, конечно, завораживают — и мне было очень интересно попробовать показать Барнума именно таким. Поэтому я и цеплялся за этот проект так долго.

 

Но вас не смущала интонация «Величайшего шоумена»? Духоподъемный мюзикл в декорациях, которые в кино ассоциируются прежде всего с «Уродцами» Тодда Браунинга, а на ТВ с «Американской историей ужасов», легко мог скатиться в нечто смехотворное.

 

Не буду отрицать — конечно, такой риск был, но мы работали над «Величайшим шоуменом» так долго, что у нас были все возможности этого избежать. Искренне надеюсь, что нам это удалось! (Смеется.) Я думаю, что ключевым для нас моментом стало решение отойти от буквального прочтения судьбы и биографии Барнума — вот в том случае, если бы мы воссоздавали ее на экране, придерживаясь максимальной исторической точности, определенный разрыв между развлекательностью формата мюзикла и некоторыми довольно спорными поступками Барнума наверняка бы случился. Но мы все же позволили себе достаточно вольностей в биографическом плане — и это немного развязало нам руки. Все-таки куда интереснее было показать моего героя не конкретной исторической личностью, а более-менее показательной, в чем-то даже собирательной фигурой. Думаю, что он сам был бы не против — учитывая, что свою автобиографию он переписывал десятки раз, с легкостью меняя факты на вымысел, если тот казался ему более эффектным.

 

 

 


Ну и сами музыкальные номера в фильме хотя и проникнуты пафосом позитивного месседжа, более-менее лишены дидактики.

 

Да, это тоже стало определяющим фактором в плане решения осуществить этот проект, несмотря на все возможные риски. Джастину Полу и Бенджу Пасеку, очень молодым ребятам, которые сочинили большую часть песен для фильма, удалось каким-то образом пройти по канату, не свалившись в бездну пошлости. Когда их песни оказались в нашем распоряжении, все сомнения ушли — стало ясно, что мы можем сделать нечто не только нестыдное, но и по-настоящему вдохновляющее даже на таком противоречивом материале, как создание первого в мире шоу с участием карликов, бородатых женщин и сиамских близнецов. Ну и потом, повторюсь, мне правда кажется, что именно с появлением музея Барнума зародился современный шоу-бизнес — и разве нет определенной логики в том, что вектор его развития был заложен цирком уродов? Во всяком случае каждый зритель вправе сформулировать собственное отношение к этому факту. Мы старались никакого дополнительного мнения на этот счет не навязывать — и вместо этого подчеркнуть, что, хотя Барнум и наживался на несовершенствах и дефектах своих артистов, это ведь он дал им возможность стать именно артистами, а не изгоями, вынужденными всю жизнь прятаться от чужих взглядов и насмешек.

 

Без малого год назад прошла премьера «Логана» — фильма, кажется, прямо противоположного «Величайшему шоумену» по настроению. Вы действительно закончили с Росомахой?

 

Ой, я, кстати, согласен, что «Логан» и «Величайший шоумен» — наверное, два самых непохожих фильма в моей карьере, и забавно, что их разделяет немногим меньше года. А что до Росомахи, то пришло время уступить эту вахту кому-то помоложе — я все-таки нес ее целых семнадцать лет. Пожалуй, хватит. Я к этому факту отношусь не без грусти, конечно... Но, с другой стороны, у меня теперь впервые за очень долгое время есть ощущение приятной неопределенности — невероятно интригующего чувства, когда не знаешь, что тебя ждет впереди. А еще мне очень нравится появившаяся свобода браться за любой проект, не оглядываясь на расписанные на много лет вперед обязанности, которые неизбежны в случае работы во франшизе, подобной «Людям Икс». Есть еще столько всего, что я бы хотел в этой профессии попробовать, показать себя в новом свете — надеюсь, и такие возможности скоро представятся. «Величайший шоумен», к слову, один из таких шансов мне уже дал, позволив с головой уйти в жанр мюзикла и наконец избавиться от робости перед музыкальными номерами.

 

Не верю, что она у вас была.

 

Вы себе даже не представляете! (Смеется.)

 

«Величайший шоумен» уже идет в российском прокате

 

 

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий